Статьи 8 месяцев назад 0

«Каждый хотел бы увидеть, как другие занимаются сексом»: женщина-фотограф об участии в съёмках фильмов для взрослых

Американский фотограф Барбара Нитке в 80-х годах работала на съёмках рекламы, а иногда снимала и на порноплощадках в Нью-Йорке. Кадры этого времени легли в основу книги фотографа под названием «Американский экстази». Барбара с улыбкой на лице вспоминает те дни, когда порноактрисы были яркими и воодушевляющими, а бюджеты съёмок- огромными.

Все восьмидесятые она фотографировала и, в основном, это была рекламная кампания для каких-нибудь местных производителей хардкор-порно. Этот период позже ознаменовали концом золотой эпохи в порноиндустрии. Барбаре этот мир казался идеальным местом для того, чтобы снимать.

Ее экс-супруг в 70-х годах выступал продюсером порнофильма «Дьявол в мисс Джонс». А в 1982 году ему в голову взбрела идея снять сиквел, тогда Барбара и попросилась поработать на съемочной площадке фотографом. Хотя фотография и была для неё лишь увлечением, ей было слишком любопытно, каково это побывать на съёмках порно.

Ставил порнофильм небезызвестный в те времена Анри Пашар. Ему работы Барбары пришлись по вкусу, а позже он стал приглашать ее и на свои другие съёмки. Я изначально знала, что у меня сейчас есть редкий шанс создать уникальный арт-проект, который откроет миру жизнь по ту сторону объектива в порно.

Съёмки были на настоящую 35-миллиметровую пленку, были использованы кинокамеры, о которых сегодня в порноиндустрии и не знают. На съёмках всегда присутствовало около двадцати человек. Особое внимание уделялось сценарию, игре актёров, свету и звучанию, монтажу - всему, из чего по-настоящему состоит кинопроизводство. Условия работы были не на высшем уровне, встречалось много жалоб от членов съемочной группы. Однако это не было главным. Каждый, кто принимал участие в съёмках, грезил о будущей популярности. Все хотели стать популярными художниками, режиссерами или продюсерами.

Некоторые из них шли в порноиндустрию, чтобы платить по долгам и кредитам. Другие же воспринимали это как еще одну ступеньку в карьере. Бывали случаи, когда порнозвезды становились брендами, если у них получалось монетизировать свою популярность. Другие же работали в этой сфере пару лет и уходили.

Мотивы для работы были разными, однако это дело воспринималось так же обычно, как и работа в офисе. Рабочий день длился 12-16 часов, маленькая зарплата, душные помещения и плохой свет. Участниками съёмок была использована любая возможность, чтобы подремать лишний час. В работе на порноплощадке, как оказалось, нет ничего сверхинтересного, за исключением нескольких моментов в день. Тогда могло произойти что-то захватывающее или забавное.

Порноиндустрия была для Барбары американскими гонками эмоций и ощущений, которые она отразил в своём арт-проекте. Так, ее любимицей из порноактрис была Ванесса дель Рио - популярнейшая звезда в конце 70‑х и начале 80‑х годов. Она выделялась, потому что не воспринимала себя на полном серьёзе, а еще потому что ей нравилось чувствовать себя сексуальной женщиной. В любой из сцен она была ослепительна. Вторую такую звезду в порно будет найти нереально.

Я нередко слышала упреки от девушек по поводу моего рода деятельности, но чаще всего, им было интересно, каково побывать на съёмках порно. Они засыпали меня вопросами об этом. Я думаю, что девушкам о порноиндустрии легче говорить именно с девушками. Мужчины же намного реже интересовались у меня по поводу этого. Может быть, они боятся меня обидеть или не хотят показывать, насколько им действительно интересна тема порно.

По поводу объективации девушек в порно у меня много разных мыслей. Большинство мужчин падки на женское тело, а многие женщины наслаждаются магией своей внешности. Хотя некоторые женщины считают это поверхностным или неприятным. Они ждут от мужчин, что те будут ценить их на другом, более высоком уровне. Однако Барбара считает, что мужчины тоже хотят глубоких чувств и эмоций. Она выступает за то, чтобы в социуме на тему порнографии и объективации могли говорить более откровенно и без обвинений между мужчинами и женщинами.

На съемках фотограф встречала и девушек, которым это доставляло реальное удовольствие. В каждой сцене они проявляли себя так, что их партнёры выступали как ходячие фаллоимитаторы или не более, чем реквизит. Такими порноактрисами она восхищалась и обожала за ними наблюдать. Более скромные барышни на их фоне меркли, казались униженными и даже потерянными. Даже радуясь хорошим кадрам, рядом с такими девушками Барбара чувствовала себя так, будто способствует их деградации. Ее день за днем грызло чувство стыда.

Но все же, вспоминая о прошлом, Барбара говорит, что ей нравилось быть частью порнобизнеса, частью этих безудержных эмоций, которые ей довелось испытать. После этого опыта обычная жизнь часто казалась ей чересчур скучной.

С тех пор, как все порнопроизводство в начале девяностых перенесли в Лос-Анджелес, Барбара мало что знает о порнобизнесе. Но ей снова хочется провести несколько месяцев на съёмочной площадке, посмотреть как там все устроено изнутри, пофотографировать.

Сегодня, отмечает Барбара, в порноиндустрии есть тенденция на заполнение малых ниш: зрителю достаточно подумать, что он хотел бы увидеть, — и, скорее всего, об этом уже снимали или снимают фильмы для взрослых. Обилие мизогинии и сцен, больше похожих на оригинальную акробатику. А в то же время запрос на такое идет со стороны аудитории: порнорежиссеры не производят фильмы, которые никто не хочет смотреть.

Барбара считает, что за все эти годы зрители уже успели устать от ненастоящих стонов и фальшивых оргазмов. По словам фотографа, тенденция перехода к любительскому порно взяла истоки еще в конце 1980‑х годов. Это будто сидит в человеческой натуре — стремление увидеть настоящий секс, а не подделку. Каждому хочется знать, как другие занимаются сексом.


Поделиться

Написать комментарий

Почитать ещё