Статьи 7 месяцев назад 0

Танцовщицы, фетиши и «белые лошадки»

Как крутым 90-м удалось испортить имидж девушек из России в Южной Корее? Южная Корея сегодня - это процветающая и прогрессивная страна. Но белокожим девушкам, особенно русским, здесь иногда приходится очень несладко в виду имеющихся стереотипов. Так, к примеру, в глазах корейцев девушки с европейской внешностью предстают дамами легкого поведения. Эта установка сформировалась ещё в 90-е, когда из стран бывшего Советского Союза в более прогрессивные страны начали потоками отправляться секс-работницы...

Несмотря на борьбу местных властей с проституцией, непреодолимый интерес корейцев к европейкам обуздать так и не удалось. Много воды утекло с тех пор, но отношение корейцев к российским девушкам осталось прежним. В столице Южной Кореи русских барышень и по сей день могут принять за ночных бабочек. Давайте же разберёмся, насколько справедливы стереотипы, с которыми корейцы связывают россиянок.

Костя Пак с популярного канала в сети YouTube "The Tea Party" даже снял видео об отношении корейцев к русским. Он рассказал, что кореец, с которым он знаком лично, ассоциирует русских девушек с дамами у бара, которые призваны скрашивать мужской досуг и даже заниматься проституцией. Во всемирной паутине публикуется немало историй о конфузах, случавшихся с русскими и европейскими туристками в Корее. Справедливо заметить, что с годами риск быть принятой за барышню легкого поведения уменьшается. Стереотипы имеют тенденцию к, пусть не быстрому, но отмиранию. А вообще, несмотря на негативную окраску, они возникли вовсе не на пустом месте...

Лихие девяностые

Именно с этого периода и стоит начать рассматривать данную проблему. В 1990 году Россия (тогда еще одна из союзных республик) установила с Республикой Корея (РК) дипломатические отношения. Вместе с этим получает развитие и торговля между двумя странами, а Корея предоставляет Москве в кредит 3 млрд долларов. Его, кстати, так и не выплатили по сей день. В 2017 году остаток по кредиту составлял примерно 600 млн долларов.

Годами позже, после распада Союза, Борис Ельцин, занимавший пост президента России, рассматривал Корею как развитию капиталистическую страну, которой, к слову, все же удалось перейти от авторитарного режима к полной демократии. Хотя, какая-то доля авторитарности корейского президента Ким Ён Сама не смущала российского президента — ведь и ему это было присуще.

1992 год - российский президент нанес визит в Сеул, где даже сыграл партию в теннис с корейским лидером Ро Тхэ У. В этом году и был заключен договор о развитии двусторонних отношений. Заключение этого соглашения позволило жителям двух стран легко пересекать государственную границу. Миграционные потоки имели тенденцию к усилению. В Корею тут же ринулись российские продавцы, которые хотели выгодно перепродать корейские товары.

А позже открылось прямое авиасообщение Владивосток- Сеул, которое сподвигло русских торговцев посещать Южную Корею чаще обычного. Влияние на это оказала и политическая кампания сегехва или глобализация корейского лидера Ким Ён Сама, что подразумевало под собой бóльшую открытость миру и образ нового, «развитого» государства. Во второй половине девяностых в столице Кореи возле рынка Тондэмун образовался прямо-таки «русский район» — впрочем, стоит сказать, что полноценной русской общины в Корее так и не было образовано.

В 1998 году одно из популярных корейских изданий опубликовало статистику, согласно которой торгашей из России в Корее было около 50 тыс. человек, а их закупки оцениваются в 500 млн долларов. Разумеется, дефолт 1998-го года оказал на эту ситуацию прямое влияние: число продавцом из России и их закупок снизилось, но показатели все ещё были внушительными.

Вечное ремесло

В те же самые годы появилась и российская проституция в Корее. Это было одним из способов заработать в нелёгких условиях экономической ситуации на рынке конца 1990-х. Конечно, и тут есть парочка нюансов. Во-первых, важно сказать, что речь в таком случае идёт не только о россиянках, но и гражданках таких государств, как: Украина, Беларусь и других бывших союзных республик. Большинство корейцев и вовсе не различают девушек из этих стран, да и из европейских - тоже. Они считают любых людей с Запада русскими, если они белокожие и говорят на русском.

Во-вторых, нельзя не сказать о активности явлении, как sex trafficking. Дословно его можно перевести как «торговля людьми в целях сексуальной эксплуатации», но это не всегда трактуют верно. Выражение «торговля людьми» обычно связывают с физическим насилием, только предоставление секс-услуг не в 100% случаев связана с этим. В проституцию женщин не всегда приводят принудительно, иногда это происходит и посредством объявлений о вакансиях танцовщиц, хостес, официанток или через так своего рода «брачные агентства», которые рекламируют себя как помощь в заключении брака иностранок с местными. Необходимо также упомянуть и о том, что некоторые девушки приходят в эту профессию по своей воле, а потом не могут оставить её из-за имеющихся долгов или угроз насилия.

В-третьих, русская проституция в Южной Корее это явление определённого периода - 1990-х годов. До этого в Корее была важной другая проблема мигун вианбу — корейских девушек, которые работали в американских военных городках, где сложилась своя территория развлечений со множеством баров и клубов. В 1980-х и первой половине 1990-х государство стало более зажиточным, а на месте корейских девушек оказались девушки из Филиппин и Таиланда. Русские девушки здесь трудились тоже, однако не в таком большом количестве.

Прелести глобализма

В то же время вместе с развлекательными городками для солдат-американцев стала другим и сфера проституции для местных жителей. Здесь стали массово появляться белые девушки, причём чаще - русские. Образ «женщины с Запада» в корейском сознании был крайне сексуализован и откровенен. Это подтверждали и журналы для подростков. Клиенты представительниц древнейшей профессии падки на подобную «экзотику», и потому в государстве получил распространение целый расовый фетиш.

В Корее даже существует особое выражение «пэнмарыль тхада» (백마를 타다), что в дословном переводе значит «прокатиться на белой лошадке». Его употребляют в качестве эвфемизма для полового контакта корейца с русской девушкой. Это даже является для местных поводом для гордости. Сутенеры из Южной Кореи подтверждают необычайный спрос местных клиентов на секс-работниц из России.

Об изменениях в сфере оказания секс-услуг тут же стало известно СМИ. Газеты времен 1990-2000-х с завидной регулярностью и во всех возможных красках говорили о происходящем. Так, одна из крупных газет того времени «Чунан Ильбо» в 1999 году публиковала: «В Итхэвоне, центральном районе столицы Южной Кореи, процветает русская проституция. Например, один из владельцев секс-бизнеса утверждает, что девушки из России обжили развлекательные кварталы с сентября прошлого года, а сегодня таких работниц около ста».

А телеканалы вроде MBC выпускали интригующие передачи с заголовками по типу «Проститутки из России рассредоточилась по всей Корее. Проникает и [русская] мафия». Примечателен факт о том, что порой проституток из России нарекали словом «интхоголь», что в буквальном переводе значило «Интердевочка», по аналогичному названию известного в то время русского фильма о валютных проститутках. К слову, это выражение позже стало применяться и ко всем остальным иностранкам, которые имели отношение к данной сфере.

Упоминание русских мафиози, кстати, тоже было не с пустого места. Русская организованная преступность реально была распространённым явлением в 90-е годы. К тому же, русская мафия, скорее всего, принимала активное участие в отправке русских девушек на работу в Южную Корею. Женщин привлекали предложениями о достойной высокооплачиваемой работе, а мафия помогала им в получении виз. В условиях экономического кризиса большинство отправленных в Корею работниц, действительно, приходили в проституцию.

Под прицелом корейских СМИ наиболее часто оказывалась так называемая «сахалинская мафия» (кор. 사할린 마피아). По словам одного из сотрудников корейской прокуратуры, «в декабре 1999 года русские сахалинские мафиози поставили в Южную Корею 60 русских проституток для работы в нелегальных заведениях». О преступниках с Сахалина писали и многие другие корейские издания, но была ли в действительности данная группировка или же это лишь громкое название, которое придумали журналисты, — неясно до сих пор.

Кореей и Россией были приняты некоторые меры по борьбе с международной преступностью. Таковыми выступили двусторонние договоры, согласно которым два государства помогают друг другу с уголовными делами. Данное соглашение Корея подписала с Россией еще в 1999 году, но должного влияния он не оказал. Количество секс-работниц из-за рубежа резко увеличилось не только из-за распространения мафии.

В 1998 году также внесли некоторые изменения в порядок получения рабочей визы Е-6, которая была предназначена для работников в сфере искусства и шоу-бизнеса, — особенно мира развлечений и гостиничного бизнеса. Теперь за выдачу этой визы был в ответе комитет, который регламентировал возрастной рейтинг для фильмов и телепередач. Комитет должен был оценивать видеопрезентации, с которыми, как считалось, следовало въезжать в страну деятелям искусства, и выдавать рекомендации.

Только изменения навряд ли можно было считать удачными, ведь для качественного отбора заявок у государственных служащих просто было критически мало ресурсов. Через некорректно устроенную систему удавалось проскочить все большему количеству проституток, а вслед за ними и фирм, которые занимались их трудоустройством. С 1995 по 2001 год — число получателей такой визы с 588 человек перевалило за 8,5 тысячи. Приезжие проститутки въезжали в страну и благодаря гостевым визам, но в этом случае в Корее можно было находиться лишь на протяжении 3 месяцев со дня приезда.

Борьба за нравы

Корейское правительство осознавало, зачем все чаще стала использоваться рабочая виза Е-6, ведь для ее получения даже стал обязательным тест на ВИЧ. Однако настоящую борьбу с этим явлением начал вести лишь пришедший ко власти в 2003 году корейский лидер Но Му Хён. Властями были ужесточены правила получения визы Е-6: теперь было запрещено выдавать ее работникам ночных заведений, а еще гражданам Филиппин, России и некоторых иных государств. Помимо этого, с 2004 года в увеселительных заведениях стали ещё чаще организовывать облавы.

Кампания Но Му Хёна была достаточно спорной, ведь в силу чрезмерно жесткого контроля был нанесён урон экономике развлекательной сферы в целом. А потому полицейский надзор по прошествии нескольких лет ослабили. Так или иначе, заведений напрямую связанных с проституцией стало в разы меньше, а поток секс-работниц из-за рубежа действительно ослаб. Хотя, это было объяснимо и тем, что экономическая ситуация в России стала более благоприятной, что привело к сокращению количества «интердевочек».

Визовый вопрос при президенте Но Му Хёне все же доконца разрешить не удалось. Рабочую визу Е-6 продолжали считать своего рода "разрешением на проституцию". А сам Госдепартамент Штатов в докладе прямым образом указывал на то, что данная проблема актуальна по сей день. Вместе с тем среди корейцев имела место дискуссия о том, возможна ли проституция по дороге воле вообще, можно ли этим ремесло заниматься легально. Однако у 2016-м году Конституционный суд вынес вердикт: любая проституция попала под запрет.

О рабочей визе Е-6 споры не утихают и сегодня, только вот правила ее получения с каждым годом становятся более жёсткими. С 2020 года от претендентов на визу стали требовать наличие обязательной медицинской страховки и заполненной анкеты с вопросами о нарушении их прав. Местные иммиграционные службы, к тому же, проводят с получателями виз личные беседы. Срок действия визы также уменьшили до 6 месяцев.

Уходящее время

На сегодняшний день проблема проституции связана первоочередно с Юго-Восточной Азией, а именно с Филиппинами. Для остальных стран, из которых в Корею ехали секс-работницы- а это Таиланд, Китай и Россия, - Корея объявила о безвизовом режиме. И только девушкам с Филиппин приходится работать в особо тяжелых условиях и жить без регистрации.

Согласно официальной статистике по судебным приговорам в 2018 году, из осужденных в Южной Корее проституток всего 2,4 процента приходится на русских женщин. К слову, на женщин из Китая приходится 1,8 процента. Большую часть осужденных составляют кореянки и девушки из Таиланда (15,7 процента). Впрочем, эта статистика не может в полной мере отразить реальную ситуацию, потому что зависит от успеха проведённых операций в ночных заведениях. Хотя, в общем и целом, статистические данные отражают то, о чем сообщает в своих отчётах полиция: «70 процентов арестованных [иностранных] проституток - это женщины из Таиланда и других стран Юго-Восточной Азии, остальные 30 процентов — из Китая, России и Узбекистана».

Русская проституция в Южной Корее имеет тенденцию на постепенное снижение, а интерес общественности к этой теме давно угас. Конечно, проститутки из России в корейском обществе все еще встречаются: о них упоминают и в местных полицейских сводках. Стереотипы все ещё оказывают влияние на отношение корейцев к женщинам из России. Об этом свидетельствует история девушки из Владивостока, которая не имела отношения к древнейшей профессии, но все равно оказалась в тюрьме. Необходимо сказать и о том, что число проституток сокращается.

По словам корееведа Андрея Ланькова, свою роль в этом сыграли и сексуальная революция, и изменение положения девушек в обществе. Но и правительство не перестаёт принимать необходимые меры: во второй половине 2010-х власти начали ликвидировать сеульский "квартал красных фонарей", известный как район Чхоннянни 588, а также других подобных кварталов в Пусане и Тэгу.

Власти принялись и за активную пропаганду вреда проституции. Так, в программе образовательных тренингов домашнее насилие, сексуальные домогательства и проституция стоят через запятую. А с 2015 года в Южной Корее даже ежегодно проводят «неделю изгнания проституции» (кор. 성매매 추방 주간).

В прошлом году свой вклад в борьбу с проституцией внесла и пандемия коронавирусной инфекции COVID-19. Она послужила своего рода болезненным ударом по всей сфере развлечений — в том числе и по ночным заведениям, связанным с оказанием секс-услуг. Проституция с каждым годом становится явлением все менее распространенным — впрочем, о том, что она вовсе исчезнет, беспокоиться ни к чему.


Поделиться

Написать комментарий

Почитать ещё